Мирза Алекпер Сабир

Ай, Хвала, Хвала, Тебе!

Вот как в мире ты живешь! Ай, хвала, хвала тебе!
Что ни слово – ересь, ложь! Ай, хвала, хвала тебе!

Значит, правда, что поэт с верой не в ладу давно,
Что умение писать лишь безбожникам дано!
Всё их дело – отрицать, веселиться, пить вино.
Снова с книгой ты бредешь? Ай, хвала, хвала тебе!

Непохожий на людей, ну-ка – к зеркалу лицом!
Хною бороду намажь, будь заправским молодцом!
Ты благочестивым стань, палец свой укрась кольцом,
Чтоб сказали все: «Хорош!..» Ай, хвала, хвала тебе!

Нет, несчастный, ты себя до могилы не поймешь!
Твой противный круглый глаз с молоканским, право, схож.
Чуть услышу речь твою – уж меня бросает в дрожь.
Ты теперь ко мне не вхож. Ай, хвала, хвала тебе!

Ты на истину взгляни ну хотя б одним глазком!
Вай! Портретами чертей ты зачем украсил дом?
Неужель тебе глаза не мозолит день за днем
Вид безбожных этих рож?… Ай, хвала, хвала тебе!

Обезумев, ты забыл все дела для суеты.
С новым платьем приобрел даже новые черты.
Любишь блеск штиблет, галош! Это ты или не ты?
Ты в грехах великих сплошь!.. Ай, хвала, хвала тебе!
Боль мою в себе умножь! Ай, хвала, хвала тебе!

===========================================================

Боюсь!


Когда я брожу по степям, по лесам,
Колючий топтать бурелом – не боюсь!

И если брожу среди знойных пустынь,
С диковинным встречусь зверьем – не боюсь!

На море, когда на мой утлый челнок
Обрушатся буря и гром, – не боюсь!

Вопящую вижу толпу дикарей,
Навстречу иду напролом – не боюсь!

На темную гору паду, словно луч,
Вулкана, что дышит огнем, – не боюсь!

В ущелье войду, словно легкая тень,
Увижу змею – что мне в том? – не боюсь!

А в заросли спрячусь, уйду в камыши,
Там встретиться с яростным львом – не боюсь!

На кладбище, если встают из могил
Вампиры во мраке ночном, – не боюсь!

В развалинах бесы и духи подчас
Кружатся, как мошки, столбом, – не боюсь!

Немало загадочных, странных людей
Встречаю в скитанье своем – не боюсь!

Короче, всего, что случается мне
Увидеть на шаре земном, – не боюсь!

Но – каюсь! – что вместе с бесстрашьем таким,
Как только – аллахом клянусь я святым! –

Войдет мусульманин в мой дом – я боюсь!
Мне страшно дышать между лживых, дурных!

Я вижу кровавые замыслы их,
Жить рядом с коварством, со злом – я боюсь,
Боюсь, боюсь, боюсь!

===================================================

Рабочему


Ты человек? Что это так, ужель считаешь ты?
Что человеком быть – пустяк, ужель считаешь ты?

У человека красота и роскошь быть должны,
Дома в убранстве у него и не сочтешь казны.
Следы усердия его на всех вещах видны.
Дворцом хибарку, грязь и мрак ужель считаешь ты?
Что человеком быть – пустяк, ужель считаешь ты?

Ты в знатном обществе, смотри, не вылезай вперед!
Перед начальством смирно стой, закрыв покрепче, рот!
Нехорошо, когда бедняк, пороча нас, орет.
Что равен богачу бедняк – ужель считаешь ты?
Что человеком быть – пустяк, ужель считаешь ты?

Кто с богачами уравнял несчастных бедняков?
Мы взяли всем: лицом, умом! Бедняк, а ты каков?
Ты о достоинствах своих и двух не свяжешь слов!
Что мы в одном ряду, простак, ужель считаешь ты?
Что человеком быть – пустяк, ужель считаешь ты?

Удел твой – молотом стучать, не зазнавайся, эй!
О равенстве мечтаешь ты? Не строй пустых затей!
Двугривенный получишь в день – уж ты и богатей?
Мильоном каждый свой пятак ужель считаешь ты?
Что человеком быть – пустяк, ужель считаешь ты?

Мы – богачи, мы – богачи! Почет и слава – нам!
А если нам дана казна, то и держава – нам!
И власть над ней принадлежит – подумай здраво! – нам!
Хозяев сборищем зевак ужель считаешь ты?
Что человеком быть – пустяк, ужель считаешь ты?

Скажи, кому обязан ты работою своей?
За наши добрые дела ты нам дерзить не смей!
Да ты за это нам воздать когда-нибудь сумей!
За честь клеймить нас так и сяк ужель считаешь ты?
Что человеком быть – пустяк, ужель считаешь ты?
Смущенье знаешь ты?
Себя ль терзаешь ты?
От срама, от стыда
В огне сгораешь ты?

MİRZƏ ƏLƏKBƏR SABİRİN DİGƏR ŞEİRLƏRİ:

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ  VƏ  WWW.USTAC.AZ

Əlaqə:  Tel: (+994) 70-390-39-93     E-mail: zauryazar@mail.ru

Игрок Арсенала Месут Озиль

Непутевый болельщик испанского “Атлетико” бросил куском хлеба у знаменитого игрока Арсенала Месут Озила … Игрок национальной сборной Германии, миллионер, наклонился и поднял его, со святостью поцеловал, прикоснулся им ко лбу и осторожно отложил за боковую линию футбольного поля … Будь Какая форма профессиональной деятельности может быть местом проявления человечности и ценностей. В жизни есть вещи, на которые мы объективно не знатные. Но это могут делать все! Поцеловать хлеб, почтить святое! Видимо его этого научили родители! Он мусульманин, но для меня он в первую очередь человек! Есть “религия”, которая не прописана ни в одном учебнике и википедии. Ее имя человечность! Браво, Оззи! Ты не только великий футболист! Ты – великий человек! Ты приобрел сердца миллионов сердец по всему миру! Отныне всегда буду болеть за тебя!

Месу́т Ози́ль — немецкий футболист турецкого происхождения, выступающий за английский клуб «Арсенал» на позиции атакующего полузащитника. Чемпион мира 2014 года в составе сборной Германии. В основном используется как атакующий полузащитник, но также может выступить на позиции вингера.

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ VƏ WWW.USTAC.AZ

Əlaqə: Tel: (+994) 70-390-39-93 E-mail: zauryazar@mail.ru

Повесть “Двое в степи”

Обзор o “Двое в степи” или сюжет «Дорога на Берлин»

Начало событий относится к лету 1942 года. На фронт прибывает только что окончивший военное химическое училище, молодой неопытный лейтенант 20-летний Огарков Сергей, назначенный на должность офицера связи 114-й стрелковой дивизии. В штабе армии ему дают первое задание — доставить на передовую в штаб 341-й стрелковой дивизии пакет с боевым приказом об отступлении. Огарков заблудился и не смог своевременно выполнить приказ. При внезапном наступлении противника, Огарков полностью теряется и отступает в тыл. Дивизия, так и не получив боевой приказ, гибнет в окружении. 
В тылу трибунал расследует действия арестованного Огаркова. Офицер Иван Синяев, выполнявший вместе с Огарковым доставку донесения в соседнюю дивизию, считает, что Огарков проявил трусость. Решением суда Огарков приговаривается к расстрелу. К нему приставляется рядовой Джурабаев, являющийся по возрасту его ровесником, который его охраняет до приведения в действие приговора.
Внезапно в село, в котором находился под стражей Огарков, въезжают прорвавшие оборону войска противника. Джурабаев принимает самостоятельное решение вместе с задержанным Огарковым прорываться к своим, к штабу армии. По дороге они наблюдают сцену казни советских военнопленных. 
Огарков при возможности решает убить уснувшего Джурабаева вилами, но так и не может сделать это.
По дороге к линии фронта Джурабаев и Огарков подходят к реке, которую следует пересечь. Встретившийся местный мальчик показывает им тяжело раненного советского лётчика, которого Джурабаев и Огарков решают переправить через реку. Джурабаев говорит, что не умеет плавать. Огарков принимает решение соорудить плот и переправляет на нём на другой берег реки раненого лётчика и Джурабаева.
Перебравшись через реку, они примыкают к воинской части, также пробивающейся из окружения к своим. Командир части решает, что у него каждый боец на счету, и приказывает Джурабаеву с Огарковым перейти в его подчинение. Арестованному Огаркову вручается оружие.
Огарков, видя как Джурабаев мучается с изношенными ботинками, выменивает у интенданта на семейную реликвию (часы дедушки) новые сапоги. При этом получивший сапоги Джурабаев не знает, что всё это устроено Огарковым.
В попытке вырваться из окружения, красноармейцы предпринимают усилия выбить противника из деревни. Но затаившийся немецкий снайпер не даёт подняться пехоте. Атака захлебнулась. Тогда Огарков с Джурабаевым предпринимают отчаянную попытку определить позицию снайпера. Огарков без оружия бежит в направлении противника и провоцирует снайпера на открытие огня. Джурабаеву удаётся засечь позицию снайпера и уничтожить его. 
Случайно оказавшийся на передовой фронтовой корреспондент, узнав о решительных действиях Джурабаева и Огаркова, решает сфотографировать их для газеты.
Джурабаев напоминает Огаркову, что тот всё ещё является арестованным, и он его обязан доставить в штаб армии.
По дороге в штаб армии Джурабаев признаётся, что не знает грамоты, и просит Огаркова написать письмо его матери. Огарков предлагает написать в письме матери всю правду о том, как её сын выполняет ответственное задание по конвоированию преступника. Джурабаев говорит, что мать может подумать, что он служит в тюрьме. Огарков предлагает написать письмо отцу. Джурабаев отвечает, что его отец погиб на фронте годом ранее и предлагает написать про степь, в которой они находятся, которая ему напоминает родную.
Воспользовавшись тем, что Джурабаев уснул, Огарков решает убежать от него, но, передумав, возвращается к нему.
Не дойдя до штаба армии, они натыкаются на военный патруль в населённом пункте. Комендант гарнизона в приказном порядке заявляет Джурабаеву, что он сам разберётся с Огарковым, поскольку имеет на это все полномочия. Джурабаев напоминает ему о своём приказе доставить его в штаб армии, но получает отказ.
Перед зданием комендатуры Джурабаев встречает председателя трибунала, который вёл суд над Огарковым. Огаркова ведут на расстрел с остальными приговорёнными. Неожиданно перед самым расстрелом Огаркова выводят из строя приговорённых и отправляют к коменданту. Джурабаеву удалось через председателя трибунала передать коменданту наградной лист на Огаркова о предоставлении ему боевого ордена. Комендант заявляет Огаркову, что теперь его участь будут решать в штабе армии.
Деревня, в которой Огарков и Джурабаев остановились на ночлег, подвергается артиллерийскому обстрелу. Джурабаев, получив осколочные ранения, умирает. Огарков хоронит Джурабаева. Мария — хозяйка дома, где они остановились на ночлег, передаёт Огаркову приказ о его расстреле, найденное ею в гимнастёрке погибшего.
Далее Огарков следует в штаб армии один, взяв с собой винтовку Джурабаева.
По пути он встречает Ивана Синяева, который на трибунале свидетельствовал против него. Синяев приводит его в штаб армии. Штабной офицер передаёт Синяеву письмо, написанное матери Джурабаева, с просьбой отправить его по адресу.

1945 год. Территория Германии. Огарков Сергей уже в звании капитана встречается с Синяевым Иваном, получившим звание полковника. Синяев вручает Огаркову фронтовую газету трёхлетней давности с фотографией Джурабаева и Огаркова на фоне подбитой германской бронемашины.

«Дорога на Берлин» ( “Двое в степи” )

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ  VƏ  WWW.USTAC.AZ

Əlaqə:  Tel: (+994) 70-390-39-93     E-mail: zauryazar@mail.ru

EMMANUİL KAZAKEVİÇ

Казакевич Эммануил Генрихович (1913 – 1962), прозаик. 
     Родился 11 февраля (24 н.с.) в Кременчуге в семье учителя, впоследствии – журналиста. Закончив семилетнюю школу и машиностроительный техникум в Харькове (1930), уехал в Биробиджан. Там началась его трудовая деятельность. Он сменил много профессии: был культинструктором, начальником строительства Дворца культуры, председателем колхоза, директором драматического театра, председателем Областного радиокомитета, заведующим литературной частью газеты “Биробиджанская звезда”. Одновременно занимался литературным трудом, сотрудничая в газетах и журналах Дальневосточного края. 
     В 1938 переехал в Москву, где стал заниматься литературным трудом. Хотя Казакевич был снят с военного учета из-за близорукости,но, когда началась война, добровольно пошел на фронт, проделав путь от рядового бойца московского ополчения до помощника начальника разведки одной из армий, штурмовавших Берлин. 
     В 1946 демобилизовался из армии по болезни, вернулся в Москву и возобновил прерванную войной литературную работу. В этом же году пишет знаменитую повесть “Звезда”, в 1948 – повесть “Двое в степи”, в 1949 – роман о последнем этапе войны “Весна на Одере”, над которым работал два года. 
     Полтора года живет в одном из колхозов Владимирской области, где пишет повесть “Сердце друга” и начинает большой роман “Дом на площади”, опубликованный в 1956. В 1961 написаны рассказ “При свете дня” и повесть “Синяя тетрадь”. Очень требовательный к себе, Казакевич на протяжении всей творческой жизни испытывал неудовлетворенность и недовольство собой, но все, что им было написано, всегда хорошо принималось читателями. 
     24 сентября 1962 в возрасте 49 лет Э.Казакевич умер в Москве. 
     Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000. 
     Казакевич Эммануил Генрихович (11.2.1913, Кременчуг – 22.9.1962. Москва), писатель, дважды лауреат Сталинской премии (1948, 1950). В 1930-е гг. на советской работе в Биробиджане. С середины 1930-х гг. публиковал стихи на идише. Позже был пред. колхоза, театральным режиссером, журналистом. Участник Великой Отечественной войны, пом. нач. разведки армии. В 1944 вступил в ВКП(б). Автор романов и повестей о Великой Отечественной войне и о послевоенной жизни, где ставит “вопросы социалистического гуманизма”: “Звезда” (1947), “Двое в степи” (1948), “Весна на Одере” (1949). После смерти И.В. Сталина его популярность стала быстро падать. К. попытался вернуть себе расположение властей, написав в 1961 повесть “Синяя тетрадь”, в которой создавал романтизированный и сильно приукрашенный в духе советской пропаганды образ В.И. Ленина. Долгое время произведения Казакевич входили в обязательную школьную программу, затем перешли в разряд внеклассного чтения, а позже и вовсе выпали из программы. 
     Использованы материалы из кн.: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000


И ДРУГИЕ : Биографии


ПЕРВОИСТОЧНИК:
http://www.litra.ru/biography/get/wrid/00044601184773068928/

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ  VƏ  WWW.USTAC.AZ

Əlaqə:  Tel: (+994) 70-390-39-93     E-mail: zauryazar@mail.ru


Безумству слава

Безумству слава

Живя с умом, кичась своим упорством,
Ты не подозреваешь,что кругом,
Есть то,что называется безумством.
Когда не мешает чувсвам ум,
Когда отказывает разум.
Как хочется безумцем стать!
И волю беззаконью дать!
Гулять, смеяться, есть и пить,
В раю безумства душу исцелить!
Любить безумно,
жить безумно,
Любви страданья обрести безумно,
Взмахнуть руками ввысь
И,как орел,
Взлететь куда-то в небо, высоко!
И слиться с облаками,
Смотреть на все безумными глазами…
Любить безумно, жить безумно,
Земным законам не подчиняясь, 
Безумных действий не стесняясь.
Вот так безумно час прожить,
Вот так безумно полюбить! 
Любимой руку в ладони крепко сжать,
Ее любовью удержать,
С ней в небеса взлететь,
В глаза ей пристально смотреть,
В огне любви с ней час сгореть,
Затем безумству славу спеть и… умереть…


А́ВТОР: TERANE MEMMED

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ  VƏ  WWW.USTAC.AZ

Əlaqə:  Tel: (+994) 70-390-39-93     E-mail: zauryazar@mail.ru

Любовь…

Можно в меру быть добрым и в меру скупым…

Можно в меру быть умным и в меру пустым…

Можно в меру смеяться и в меру шутить,

Но никак не получится в меру… любить…


ПЕРВОИСТОЧНИК: Любовь❣

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ  VƏ  WWW.USTAC.AZ

Əlaqə:  Tel: (+994) 70-390-39-93     E-mail: zauryazar@mail.ru


Ночь – Лейла Алиева

Ночь
Ночь, прости, но я тебя не люблю.
Не потому, что красивей себя считаю –
Те тайны лживые, что днем храню,
Я, в темноте лишь видя, замечаю.
Ночь, прости, но ты ведь мне не друг,
Хотя друзья ведь только правду скажут,
Но в правде, к сожаленью, море мук,
А днем притворства краски боль замажут.
Ночь, скажи, зачем приходишь ты,
Напоминая все, что позабыто,
Будя коварно спящие мечты,
Мечты, что в свете солнца вечно скрыты?
Ночь, поверь, ты зря открыта так,
Лишь сказки откровением бывают,
Будь гений человек или дурак,
Он днем под маской суть свою скрывает.
Ночь, отдай искусственный покой,
Лучи рассвета, что бальзамом мажут,
Верни улыбки и тревоги скрой –
Тревоги, что лишь твой туман покажет.
Ночь, не плачь и не жалей меня,
А если хочешь, будем плакать вместе,
Ты милосердна, но, стараясь зря,
Не сможешь время удержать на месте.
Ночь, скажи, ведь ты, как все, уйдешь,
Уйдешь, во мраке дня меня оставив,
Так значит, как и все, ты тоже лжешь,
Надежду дав, но души не исправив.


А́ВТОР:

Лейла Алиева

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ  VƏ  WWW.USTAC.AZ

Əlaqə:  Tel: (+994) 70-390-39-93     E-mail: zauryazar@mail.ru


Наргиз Курбанова

ЕСЛИ БЫ ТЫ ЗНАЛ


Тлеет огонёк моей души, 
Маленькая искорка надежды,
Я прошу, её ты не туши,
Будь со мною ласковым,..и нежным…
Стоит лишь увидеть мне тебя,
Становлюсь пунцовой я от краски,
Страстью заливается душа,
Я любви хочу твоей,..и ласки…
Сластью переполенные губы,
Будят чувства, спящие во мне,
А глаза, -сиянье изумрудов!
Как трава весеняя, в росе…
Сердце гложет от тоски, во тьме,
Если бы ты знал….как ты мне нужен…
Прилечу на крыльях я к тебе,
Только позови,…и в зной, и в стужу!
Запахом хочу твоим дышать,
Утолить любви и страсти жажду,
Не могу я чувств своих унять,
Поцелуев жду твоих, как счастья….
Я хочу почувсвовать тебя,
Страстью и любовью поделиться,
Отдала б тебе я всю себя, 
Чтоб тобою вдоволь насладиться.
Как же мне унять свой страстный пыл!?
Ты, ведь, всё равно меня не слышишь….
Для меня ты будешь, есть , и был,
Даже, если ты меня не видишь!
Погаси очаг моей души,
Окропи холодною водой,
Может так потухнут угольки,
И останется лишь дым седой…


А́ВТОР:
Наргиз Нарочка Курбанова

USTAC.AZ

WWW.YAZARLAR.AZ  VƏ  WWW.USTAC.AZ

Əlaqə:  Tel: (+994) 70-390-39-93     E-mail: zauryazar@mail.ru